Sorry, you need to enable JavaScript to visit this website.

Skip to main content

Поиск

Бизнес-инкубатор максимально ранней диагностики и лечения

Новый взгляд на здравоохранение

Исследования и разработки

Research & Development

Judith Hinton Andrew, Rock Composite 22
Judith Hinton Andrew, Rock Composite 22

Мы мечтаем о том, что наступит день, когда термин «пациент» уйдет в прошлое, а новой нормой станет интервенционное лечение и предотвращение развития заболеваний у здоровых людей. Современные достижения в области науки, технологий и цифровых решений для здравоохранения открыли новую эру для нашей индустрии, и мы верим: то, что ожидает экосистему здравоохранения, будет носить поистине трансформационный характер.

В начале 2015 года компания «Янссен» основала Бизнес-инкубатор максимально ранней диагностики и лечения (DIA) — инновационную платформу, ориентированную на сдвиг парадигмы от диагностики и лечения заболеваний к профилактике и предотвращению. Мы начали с сахарного диабета 1‑го типа (T1D) и с тех пор организовали дополнительные инициативные группы в ряде областей, например занимающихся проблемами пресбиопии/катаракты и перинатальной депрессии, а совсем недавно — в области лечения рака ротовой полости/ротоглотки. Все они имеют глубокую научную направленность, а их конечная цель заключается в разработке персонализированных решений по максимально ранней диагностике и лечению, которые могут принимать различные формы: медицинские препараты, средства диагностики, устройства и технологии.

Научная основа изменений

В революционном докладе, опубликованном в журнале Diabetes Care (октябрьский выпуск 2015 года), Фонд исследования ювенильного сахарного диабета (JDRF), Общество эндокринологов и Американская диабетическая ассоциация (ADA) совместно представили систему определения стадий T1D, которая легла в основу разработки стратегии максимально ранней диагностики и лечения T1D. В этом докладе говорится о том, что заболевание начинается за несколько лет до проявления клинических симптомов, что процесс его протекания можно выявить по наличию антител к островковым клеткам и что в этот процесс необходимо вмешиваться на ранней стадии, прежде чем заболевание приведет к пожизненной инсулиновой зависимости. Это многообещающее заявление о заболевании, которое тяжелым бременем легло на плечи населения, специалистов по уходу и всю систему здравоохранения. Мы не можем больше ждать клинических проявлений заболевания. Существует отрезок времени для раннего вмешательства, и мы должны выявить его, чтобы развивать науку, опираясь на эти рациональные принципы.

Сотрудничество — залог успеха

Мы понимаем, что сотрудничество — неотъемлемая часть развития стратегии максимально ранней диагностики и лечения, успех которой приведет к улучшению здоровья и самочувствия людей по всему миру. Именно поэтому мы ориентируемся на укрепление внешних партнерских связей, которые будут дополнять стратегии максимально ранней диагностики и лечения и обеспечивать их продвижение. Мы вносим свой вклад в создание научных ресурсов и поддержание интеллектуального потенциала ведущих исследовательских организаций, таких как JDRF и Медицинская школа Университета Джорджа Вашингтона, решая проблемы максимально ранней диагностики и лечения T1D, и в дальнейшем планируем прилагать еще больше усилий в этом направлении.

На каждом из своих предприятий мы стараемся оказывать поддержку в применении предпринимательских, нетрадиционных, академических, фармацевтических и биотехнологических подходов. Один из последних примеров — продолжающаяся совместная работа с частной иммунологической и онкологической компанией «ЮбиВак» (UbiVac) над исследованием возможного подхода к ранней диагностике рака ротовой полости/ротоглотки, который, по данным Всемирной организации здравоохранения, входит в число самых распространенных в мире видов рака.

Кроме того, DIA привлекает будущих лидеров путем реализации внутренних и внешних программ, таких как «Решение задач с нуля» (Square One Challenge) в Международной школе бизнеса Хальта. В рамках этой программы участников просят представить, как максимально ранняя диагностика и лечение повлияют на будущие модели здравоохранения. Мы также расширяем географию своей деятельности, стараясь найти инновационные исследовательские подходы при помощи программы выделения грантов в области максимально ранней диагностики и лечения, реализуемой совместно с Агентством по науке, технологиям и исследованиям (A*STAR) в Сингапуре.

Эволюция здравоохранения и изменение поведения

Мы понимаем, что сдвиг парадигмы в сторону максимально ранней диагностики и лечения не только станет научным и медицинским достижением, но и заставит мировое сообщество по-новому взглянуть на наш подход к проблемам здравоохранения. Когда решения в области максимально ранней диагностики и лечения станут неотъемлемой частью структуры здравоохранения, потребители, медицинские специалисты, плательщики и представители систем здравоохранения увидят, что их роли кардинально изменились. В связи с этим DIA попросил Кевина Уайлденхауса (Kevin Wildenhaus), Ph.D., руководителя направления бихевиоризма, оказать содействие в осуществлении такой эволюции мышления. В этом видео Кевин излагает наш подход к обучению, побуждающий людей по-новому взглянуть на здравоохранение.

Представьте себе эти возможности… Максимально ранняя диагностика и лечение создадут принципиально новую парадигму, которая наконец-то позволит нам перейти от борьбы с болезнями к охране здоровья. Мы намерены держать вас в курсе этого процесса и будем рады, если вы поделитесь своими идеями и мыслями в комментариях.

Об авторе

Бенджамин Виганд (Benjamin Wiegand)

Бен Виганд (Ben Wiegand), Ph.D., глобальный руководитель Бизнес-инкубатора максимально ранней диагностики и лечения (DIA), отвечает за разработку и реализацию стратегий для автономной группы, организованной по типу инкубатора. Эта группа занимается поиском базовых причин заболеваний и разработкой методов лечения, направленных на прекращение их прогрессирования. В задачи группы DIA входят получение данных о восприимчивости к определенным болезням, оценка риска и определение причин заболевания (например, генетическая предрасположенность, воздействие окружающей среды и фенотипические изменения). Бен получил степень B.Sc. по химии в Университете Иллинойса, а также степени MA и Ph.D. по физической химии в Гарвардском университете, Массачусетс, США.