Sorry, you need to enable JavaScript to visit this website.
Skip to main content
 

Поиск

Продление жизни пациентов с раком предстательной железы и раком крови

Продление жизни пациентов с раком предстательной железы и раком крови

 

Сентябрь — месяц информирования о раке простаты и раке крови, и, хотя кажется, что у этих заболеваний мало общего, на самом деле между ними можно провести четкие параллели. Несмотря на существенные инновации в лечении, наблюдавшиеся в последние годы, многие пациенты по-прежнему не могут противостоять этим болезням, и мы теряем слишком много жизней.

Пациент в возрасте 65–70 лет, у которого впервые диагностировали метастатический кастрационно-чувствительный рак предстательной железы, обычно может рассчитывать на среднюю выживаемость в шесть лет. Если учесть, что 70-летний человек, как правило, имеет ожидаемую продолжительность жизни еще 15 лет, эти шесть лет составляют 40 % от потенциально оставшейся продолжительности жизни. Аналогичная ситуация и со многими видами рака крови. При некоторых заболеваниях, таких как рецидивирующая множественная миелома и агрессивные лимфомы (включая мантийноклеточную лимфому и острые лейкозы), выживаемость составляет пять лет.

В компании Janssen верят, что глубокое понимание биологии болезни позволяет использовать подходящие типы инновационных терапевтических подходов для удовлетворения потребностей пациентов. Этот принцип лежит в основе нашей работы в области рака предстательной железы и рака крови.

Возьмем, к примеру, рак предстательной железы. Когда мы разрабатывали препараты для лечения пациентов с впервые выявленным метастатическим кастрационно-чувствительным раком предстательной железы, один уролог сказал мне: «Марк, мы не меняли стандарт лечения в этой области уже 75 лет».

Но компании Janssen удалось преобразовать стандарты оказания медицинской помощи, ведь мы взяли на себя обязательство понять биологию рака предстательной железы на ранней стадии. Именно это позволило нам разработать новые методы лечения на благо пациентов. В результате мы смогли увеличить выживаемость как при метастатическом кастрационно-чувствительном раке, так и при неметастатической картине заболевания.

Кроме того, мы стремимся обеспечить максимально ранее вмешательство при локализованном раке предстательной железы у пациентов с высоким уровнем риска. Мы считаем, что в этом случае оптимизация лечения позволит улучшить результаты. Повысив эффективность местного лечения, мы сможем предотвратить превращение рака предстательной железы в метастатическое заболевание. Помимо этого, мы разрабатываем целый ряд методик, включая применение биспецифических антител, которые способны лечить рак предстательной железы, связываясь с антигеном на поверхности клетки, а также перенаправляя Т-клетки.

Если говорить о гематологических злокачественных новообразованиях, то мы стали лидерами в разработке первых в своем роде лекарственных препаратов, включая ингибитор протеасом, который улучшил результаты лечения у пациентов с множественной миеломой и мантийноклеточной лимфомой. Нам удалось совместно разработать и обеспечить продвижение терапевтического подхода, который позволил усовершенствовать стандарт лечения пациентов с B-клеточными злокачественными опухолями. Сегодня 70-летний пациент, у которого впервые диагностирован хронический лимфолейкоз, может пройти курс лечения, который, как показывают полученные данные, значительно улучшает общую выживаемость. Наше глубокое понимание особенностей рака крови, в сочетании с акцентом на разработке инновационных методов лечения, подарило пациентам надежду и, что немаловажно, помогло увеличить продолжительность жизни.

Но мы на этом не остановились. Мы создали первый метод лечения антителами для пациентов с множественной миеломой и продолжаем работать над новой терапией CAR-T для того же заболевания — наряду с различными биспецифическими антителами, которые уже применяются в клинической практике.

Я помню, как пациентка с гемобластозом, которая более пяти лет назад получила один из наших препаратов, рассказывала мне о своих внуках — малышах 3 и 4 лет. На тот момент все варианты ее лечения были исчерпаны. Именно такие истории — об улучшении состояния и радости человека, у которого появилась возможность проводить время с семьей, — дарят надежду пациентам и вдохновляют нас продолжать работу в компании Janssen и в масштабах отрасли. Когда я осознаю, что благодаря нашим усилиям пациенты получают самый ценный подарок — время, мероприятия, подобные месяцу информирования о раке крови и раке простаты, приобретают для меня личный смысл.

В сентябре этого года мы с коллегами отдаем дань уважения пациентам и опекунам, которые столкнулись с раком предстательной железы или раком крови. Мы никогда не остановимся, мы будем внедрять инновации и развивать науку, чтобы искоренить рак.